Тамара Лаврентьева, художественный руководитель гончарной мастерской:
Керамика Галерея
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size
поиск

Особые Мастерские

Тамара Лаврентьева, художественный руководитель гончарной мастерской:

E-mail Печать PDF

С нашими учениками впервые я встретилась в керамической мастерской Центра лечебной педагогики 15 лет назад. Тогда им было всего от 7 до 10 лет и занятия имели больше терапевтическое значение, чем художественное.

Но, уже тогда, видя, какие работы и рисунки делали наши ученики,

я понимала, что с художественной точки зрения они имеют особую ценность. Хотя рисунки были похожи на детские, они не соответствовали их физическому возрасту, скорее их можно было отнести к искусству примитива. Наивное видение –   это простодушное создание своего мира: предметы и люди на картине не заслоняют друг друга. Все, что изображается, одинаково важно для художника, поэтому он старается не перекрывать одно изображение другим;  не пользуется натурой, а рисует «как знает», используя открытый локальный цвет или делая контурный простой рисунок, не учитывая перспективы. Часто используется фризовая композиция  с линией земли снизу и линией неба сверху. Этот стиль давно известен  как наивный («nativus» – природный, естественный). В целом под «наивом»  подразумевается творчество мастеров, не прошедших профессионального или академического обучения.

 

рисунок М. Староверовой

 
рисунок М. Староверовой

 

Сознание наивного искусства отличается крайней прямотой и бесхитростностью. Сегодня вторичны примитивизм везде – в комиксах, мультипликации, рекламе, журнальной иллюстрации, на выставках, а исконный «наив» – можно увидеть только в музеях. Поэтому еще тогда у меня появилась мысль о том, что нужно искать какое-то применение творчеству ребят, которое найдет отклик у зрителя, ведь наивное, подлинное восприятие  является универсальным свойством каждой личности. Но, из-за сложностей в обучении и поведении наших подопечных, трудно было сразу найти направление, в котором двигаться.

Если мы обратимся к истории, то увидим, что интерес к наивному искусству  возник в конце 19 века. Внимание общества стали привлекать картины  людей, не имеющих образования, отринутых, перенесших

тяжёлые физические и психические травмы. Произведения психически больных стали участвовать в выставках, где ценилось их художественное достоинство.

   Жан Дюбюффе, основоположник  нашумевшего тогда движения Арт Брют, (фр. art brut, — сырое или грубое не профессиональное искусство, не знающее или не признающее художественных конвенций), писал: «Наша точка зрения заключается в том, что искусство одинаково во всех случаях, и нет больше искусства душевнобольных, как нет искусства больных диспепсией или тех, у кого больные колени». 

    Теперь целью нашей работы стало выявление специфичности наивного видения, нахождения особенного в нем. И мы очень надеемся, что

у каждого ученика постепенно разовьются творческие способности, сформируется свой собственный стиль, его работы будут приняты обществом. В нашу же задачу входит придумать, как дать этому ход, как найти для каждого ученика свой «входной билет» в мир.

 

Каждая работа рождается в диалоге. В нем могут участвовать все – ученики, педагоги, волонтеры. Так постепенно вырабатывается общий стиль – производная возможностей учеников и художественных  предпочтений преподавателей. Если руководить мастерской будет художник другого плана, художественный  стиль будет иным. Он  привнесет что-то новое, найдет новые технические приемы, но вряд ли ему удастся изменить направление в сторону традиционных форм обучения.

 Главное для нас - выявить у каждого свой авторский стиль. Мы ценим взгляд на мир наших учеников, и сами имеем уникальную возможность понять, как они видят и что думают про  окружающую действительность. Это очень интересно.

Обучение художников обычно строится по сложившимся канонам, а сам ученик - продукт своей эпохи, он впитывает в себя все правила  этой системы, изучает историю искусств, учится профессионально работать с цветом и формой. Но как бы ни были они талантливы и смелы, в смысле свободы творчества им, конечно, до наших учеников далеко. Мы не можем готовить профессионалов в понимании традиционных художественных вузов. Но  работы наших учеников оригинальны, спонтанны  и очень интересны зрителям, а значит, можно организовать профессиональную нишу, основанную на их дарованиях.

Мы не придерживаемся заранее выбранных форм обучения. Обычно мы пробуем общепринятые техники и способы обучения, а если что-то не получается, ищем причину трудностей. Часто приходится подбирать более простые технические приемы или разбивать работу на более мелкие шаги. Это метод проб и ошибок. С годами у нас накапливается опыт преодоления трудностей, связанных с особенностями наших учеников.

Наше преподавание во многом строится на ограничении. Мы сужаем круг изучаемого, выбирая лишь то, что нужно непосредственно для занятия керамикой. Это не значит, что мы ничем, кроме керамики, не занимаемся. Но всё «заточено» под неё. Мы не делаем упор на изучении цветовой гармонии: краски меняют цвет при обжиге и заранее представить результат – задача непосильная. На уроках декоративной композиции мы учим только самым основам, знание которых поможет придать, например, вазам декоративный вид, даже если рисунок или орнамент будет сделан небрежно. Хотим привить им чувство композиции, чтобы она работала на уровне музыкального слуха. Это очень сложно, но мы, решая простейшие задачи, постепенно движемся в этом направлении. Мы строго следуем лишь нескольким очень простым правилам. Главное из них состоит в том, что любая работа должна начинаться с общего решения, а мелкие детали делаются в последнюю очередь.

Некоторым ученикам важно быстро воплотить замысел. Их работы часто небрежны, композиция не продуманна, в них много ненужных деталей. Порой они просто не умеют технически воплотить свой замысел. Поэтому я должна помочь спланировать, разбить на этапы, справиться с техникой. Другие же иногда не знают, что им нарисовать, просят помощи и подсказки. Или увязают в деталях и теряют общее направление работы.

Но какими бы ни были трудности, моя помощь все же вторична. Я лишь оказываю поддержку. И очень важно не пропустить момент, когда нужно перестать помогать. Это должно происходить плавно, почти незаметно, чтобы ученик не почувствовал свою беспомощность, не утратил интерес к работе, к творчеству.

Моя задача не только в том, чтобы чему-то научить, а в том, чтобы понять замысел, подключиться к идее, помочь её реализовать. То есть на основе интересов, предпочтений и даже стереотипов довести работу до художественного уровня.

Есть ученики более творчески активные, есть более склонные к технической работе. Некоторые любят делать то, что уже умеют, другие хотят учиться новому. Я не уверена, что каждого нужно «раскачивать», чтобы пробудить творческий импульс. Очень полезно, если в мастерской есть люди, хорошо овладевшие техническими навыками. Общая художественная направленность способствует развитию творческих способностей, так что рано или поздно они проявляются у каждого.

 

В мастерской каждый выполняет часть общей работы, и процесс обучения не выходит на первый план. Но мы видим, что ребята приобретают все новые и новые навыки, учатся анализировать свои и чужие работы, замечать ошибки, формировать свое мнение. Мастерская работает и развивается как единый организм, где все учатся друг у друга, в том числе и преподаватели, а рабочее время – это просто кусочек жизни, прожитый вместе.

 

 

Когда стало понятно, что надо уходить от традиционных подходов в преподавании, я не знала, в какую сторону двигаться. Склонности учеников постепенно вывели нас к работе в стиле современного концептуального искусства, когда текст органично включен в рисунок.

Мы стали использовать в работах литературные тексты. Начали выпускать чашки с рисунками наших учеников, пробуя наладить диалог с миром:

рисунок Н.Бондаренко

                     рисунок Н.Бондаренко

 

 

рисунок Н.Бондаренко

 

 

рисунок Н.Бондаренко

 

Нам очень помогли стихи известного современного поэта Германа Лукомникова. Эти стихи поражают своей образностью и лаконичностью и при этом очень просты для понимания. Мы пригласили автора в гости, устроили его поэтический вечер, который доставил всем большое удовольствие. На многих наших вазах и чашках использованы стихи Г.Лукомникова.

 

 

рисунок Н. Филиппова, стихи Г.Г.Лукомникова

рисунок Н. Филиппова, стихи Г.Г.Лукомникова

 

 
Центр лечебной педагогики
Родительская организация Дорога в мир
Интернет-магазин авторских подарков
Евросоюз

Наши работы