Текстильная
Наши мастерские Текстильная
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size
поиск

Особые Мастерские

Текстильная

 Галерея

 

Марина Пекарская, художественный руководитель швейно-ткацкой мастерской:
Веками и в Европе, и в России существовала традиционно сложившаяся, отработанная схема устройства художественных и прикладных мастерских, ремесленных цехов. Во главе мастерской стоит мастер – художник, разработчик художественного стиля. Подмастерья – начинающие профессионалы, перенимающие опыт у мастера, овладевающие технологиями ремесла. Они участвуют в разработке изделий. Им доверяют технологические процессы, усложняющиеся по мере обучения. Ученики находятся на первой ступени обучения. Они выполняют самые простые технологические задачи. По такому принципу может строиться работа художественно-прикладной мастерской для особых подростков и молодых людей, ведь она – единый организм, в котором важна роль каждого. Есть и отличия нашей мастерской от традиционной. В связи с особенностями учеников им нужны помощники – эту роль выполняют педагоги, овладевшие основными ремесленными технологиями. Они помогают ребятам осваивать работу, становиться более самостоятельными и уверенными в себе. Хорошо, когда в мастерской не один, а два или больше художников, объединённых общим стилистическим направлением. Второй художник может быть меньше вовлечён в процесс обучения, он создаёт собственные работы и разрабатывает для мастерской новые идеи. Это даёт дополнительный творческий импульс.
Задача художника – привить ученикам желание сделать красивое законченное изделие. Я стараюсь разработать простые, легко выполнимые технологические процессы, подобрать их в соответствии с наклонностями и возможностями каждого ученика. Стремлюсь не просто научить, а предложить вместе сделать что-то красивое. Специфика технологических процессов в швейно-ткацкой мастерской – монотонность, повторяемость операций. Невозможно создать тканое или лоскутное полотно за несколько занятий. Поэтому важно, чтобы в мастерской работали ребята, которым нравится сам процесс ткачества, шитья, соприкосновения с пряжей, тканью. Есть у нас те, кто любит только ткать, а другие – только шить или кроить. Я стремлюсь научить ребят не механически выполнять определённые операции, а выбирать колорит будущего изделия и держать цвет в рамках этого колорита, чувствовать композицию. Мы обговариваем, что должно получиться в результате – ведь часто несколько ребят участвуют в выполнении одного изделия, при этом я стараюсь, чтобы каждый имел свою творческую задачу и мог довести её до конца.

 

Мнения других участников проекта:

20 февраля 2014 года в актовом зале СП №3 проведено открытое внеклассное мероприятие, посвященное празднику «День защитника Отечества». Педагог Панина Татьяна Васильевна представила собравшимся зрителям презентацию об истории возникновения праздника. Были прочитаны стихи, звучали песни на военную тематику. Всем очень понравилось.

26 декабря 2012 года студенты и преподаватели швейно-ткацкой мастерской посетили Зоологический музей МГУ. Мы изучили верхний зал музея и познакомились с различными животными и птицами, населяющими нашу планету.Экскурсовод рассказал нам о том, как живут млекопитающих. Мы узнали много нового о животных, занесенных в красную книгу, которые нуждаются в нашей охране и внимании. После экскурсии мы традиционно посетили кафе.  
Когда год назад я пришла в мастерскую, то была удивлена, насколько то, что здесь делается, созвучно моим профессиональным взглядам. Я часто использую в своих гобеленах природные и необработанные материалы (лозу, бересту, непрядёные шёлк и шерсть, неокрашенные ткани).Работы ребят, учащихся в мастерской, очень своеобразны и нестандартны. Их творчество природно, не основано на заученных приёмах.Часто им не удаётся сделать аккуратно и ровно, но именно с этими неровными формами хорошо сочетаются природные материалы и натуральные цвета.
Мне как художнику интересно находить нестандартные ходы и решения. Я увидела, что грубость обработки можно использовать как художественный приём, сочетать грубые материалы с простыми способами обработки. Ученик не может ровно обрезать и подшить край – мы оставляем бахрому. Неровно сотканный гобелен вшиваем в окошко из грубой льняной ткани. Если волнистую строчку повторить несколько раз, получается декоративная деталь, а не просто кривая линия. Так формируется особый стиль.
Сейчас у нас много творческой работы, мы ищем, пробуем разные технологии. Потом, когда будет больше отработанных процессов, у учеников накопится опыт самостоятельного выполнения отдельных операций. Мы сможем больше им доверять, меньше контролировать. Раньше занятие ткачеством было обязательно даже в самых богатых семьях. Считалось, что оно способствует уравновешенности и благополучию.Все, кто приходит в нашу мастерскую, говорят, что это очень уютное, тёплое и красивое место. Мне хочется на каждой работе повесить надпись «руками трогать», чтобы люди не боялись получить богатство не только зрительных, но и тактильных переживаний. Когда я пришла сюда в первый раз, у меня возникло ощущение, что здесь можно творить. Так и оказалось.   Когда год назад я пришла в мастерскую, то была удивлена, насколько то, что здесь делается, созвучно моим профессиональным взглядам. Я часто
использую в своих гобеленах природные и необработанные материалы (лозу, бересту, непрядёные шёлк и шерсть, неокрашенные ткани).Работы ребят, учащихся в мастерской, очень своеобразны и нестандартны. Их творчество природно, не основано на заученных приёмах.Часто им не удаётся сделать аккуратно и ровно, но именно с этими неровными формами хорошо сочетаются природные материалы и натуральные цвета.
Мне как художнику интересно находить нестандартные ходы и решения. Я увидела, что грубость обработки можно использовать как художественный приём, сочетать грубые материалы с простыми способами обработки. Ученик не может ровно обрезать и подшить край – мы оставляем бахрому. Неровно сотканный гобелен вшиваем в окошко из грубой льняной ткани. Если волнистую строчку повторить несколько раз, получается декоративная деталь, а не просто кривая линия. Так формируется особый стиль.
Сейчас у нас много творческой работы, мы ищем, пробуем разные технологии. Потом, когда будет больше отработанных процессов, у учеников накопится опыт самостоятельного выполнения отдельных операций. Мы сможем больше им доверять, меньше контролировать. Раньше занятие ткачеством было обязательно даже в самых богатых семьях. Считалось, что оно способствует уравновешенности и благополучию.Все, кто приходит в нашу мастерскую, говорят, что это очень уютное, тёплое и красивое место. Мне хочется на каждой работе повесить надпись «руками трогать», чтобы люди не боялись получить богатство не только зрительных, но и тактильных переживаний. Когда я пришла сюда в первый раз, у меня возникло ощущение, что здесь можно творить. Так и оказалось.



Раньше мне казалось, что мы не сможем по-настоящему работать и зарабатывать деньги, потому что никто из учеников пока не освоил изготовление изделий от начала до конца. У каждого есть любимая работа, которую он делает хорошо, а есть то, что он не может или не хочет делать совсем. И мы стали практиковать разделение труда: например, Юра шьёт сумку, а Тая ткёт к ней декоративную вставку. Есть ученики, которые могут делать что-то только вместе с педагогом. Будут ли они полноправными работниками мастерской? Взрослый человек – тот, кто испытывает внутреннюю потребность делать что-то для других. Поэтому для меня главный критерий готовности ребят к работе – это их взросление, а не те конкретные умения, которые они уже освоили. Совместная работа соответствует традиционному устройству ремесленной
мастерской. Мастерская, к которой мы стремимся, – это место, где под руководством мастеров каждый делает свою часть работы и все помогают друг другу. Мы от этого уже не очень далеки.
Когда было собрание 1 сентября, Леля сказала, что я буду в швейной мастерской, чтобы я новые навыки шитья и ткачества освоил. Я не сам решал, Леля меня определила. Я сначала жалел, а потом понравилось. Понял, что я не зря там оказался. Я раньше ткал, а потом мне надоело ткать,и мне предложили шить на швейной машинке, и это так и осталось. Думаю, дай-ка я пошью. И теперь шью на швейной машинке. Как мы шили лоскутное панно? Мы его шили из кусочков. Подбирали по колориту кусочки. Потом их брали, сшивали. Наметывали их булавками.Потом на машинке сострачивали. Сначала один квадратик, к нему ещё один. По квадратам составляется полосочка. Потом одну полосочку к другой пристрачиваешь. Получается как бы такое панно настенное. Сейчас я его не шью, я его отложил,потому что мне другие задания даёт Марина Ефимовна. А это пока ждёт своей очереди.
В каникулы я люблю отдыхать, но не сидеть на месте, а куда-то ездить, путешествовать, знакомиться с новыми людьми. Вот прошлым летом мы с мамой, моим другом Левой Вириным и его мамой Леной ездили очень далеко, в Архангельскую область, в деревню Сметана. От ближайшей деревни туда можно добраться только на телеге или на тракторе, потому что мост сломан. В Сметане нет постоянных жителей, только несколько семей приезжают на лето.Туда нас пригласили Ольга и Давид, хозяева одного из домов. Давид вообще живет в Швейцарии и плохо говорит по-русски, но мы друг друга как-то понимали. А с Олей не было никаких проблем. Следующим летом я мечтаю опять пожить в Сметане, только не так долго.



Центр лечебной педагогики
Родительская организация Дорога в мир
Интернет-магазин авторских подарков
Евросоюз

Наши работы